— Владимир Николаевич, как человек, вышедший из университетской среды, что вы можете сказать о сегодняшнем состоянии университетов, как структурных составляющих высшего образования?

 

— В действительности всё хорошо, но требуются некоторые усилия, чтобы вузы как-то организовались. Общество стало разнообразным и конкурентным, и это надо учитывать высшей школе. Особенно это актуально для педагогических университетов. Зачастую с их программами конкурируют интернет, не институализированные образовательные учреждения и школы. Но значение университетов сохраняется, более того – оно растёт. Во-первых, с точки зрения работодателя университеты – самые крупные центры высшего профессионального образования. Во-вторых, с точки зрения владения недвижимостью и землёй в целом – это латифундисты. В связи с этим у университетов гигантский потенциал, и отсюда вопрос: кто и как его реализует? Сегодня мы видим расслоение университетов на весьма успешные, входящие в международные рейтинги, и на университеты второго порядка, скорее дрейфующие к четырехлетним комьюнити колледжам. Важно, чтобы университет им. А. И. Герцена попал в разряд первых.

 

— В таком случае, каким вы видите современный университет? И, в частности, педагогический…

 

— Пожалуй, его главные функции сохранятся, вряд ли современный университет должен сильно отличаться от Гумбольдтского университета. В основе лежит образование: это и миссия, и функция. Образование базируется на фундаменте исследований, и в этом отношении любой университет, в т. ч. педагогический, должен в какой-то степени быть исследовательским. Что сегодня добавилось? Практичность. Поскольку жизнь за окном меняется гораздо быстрее, чем на это может реагировать академическая среда. Вот здесь для университетов челлендж – вызов, с которым они должны справиться. Современный университет – это тот, который способен реагировать на изменения во внешней среде и в чём-то их опережать. Он должен быть источником новых социальных процессов, движений и даже бизнеса. Да, это не в полной мере относится к педагогическому университету – больше к исследовательским и техническим. Но и для педагогического важно инициировать то новое, что востребовано самой жизнью.

 

— Какова сегодня роль университета в развитии города?

 

— Если всё, что у нас сейчас происходит, связано с людьми – их навыками и знаниями, то на вопрос «Кто источник этих знаний и навыков?» можно ответить, что это не только университет. У него сейчас нет монополии. В целом, университеты – один из ключевых, главных производителей нового. Поэтому их роль для Петербурга и в целом для любого города – инициирование новых живых процессов.

 

— В принципе для этого в РГПУ им. А. И. Герцена созданы «Педагогические сезоны». Какой результат этой программы вы хотели бы увидеть?

 

— Главное, чтобы на достойный результат был нацелен сам университет. Мы, руководство города, понимаем, что обучение многоканально и скорее учит образовательная экосистема, а не школа или университет в изолированном виде. «Педагогические сезоны» – это способ аккумулировать активность разных институций, существующих в Петербурге, и продемонстрировать лучшие возможности образовательной среды, которая создана в городе. Люди растут и развиваются, когда попадают в благоприятную среду. Если говорить о результате, то это усилия не только университета, но и тех, кто придёт на его площадку. С моей точки зрения, для петербуржцев и профессиональных сообществ должен появиться запоминающийся опыт использования всего того нового, с чем удалось познакомиться, внутреннего роста. Для университета важен сам запуск длительного проекта. «Педагогические сезоны», как мне представляется, должны быть открыты и дружественны к внешним поставщикам или провайдерам образовательных услуг и профильной деятельности. Стать средой, позволяющей получить разнообразный и незабываемый опыт освоения новых знаний и навыков деятельности.

 

— Что, на ваш взгляд, должно входить в программу «Педагогических сезонов»?

 

— Всё заключено в самом названии «сезоны». В этом есть аллюзия, перекличка как с театральными, дягилевскими сезонами: университет должен выступить продюсером, привлекающим на свою площадку самых передовых носителей навыков, знаний и практик, а также создавать дружественную среду, в которой люди растут. Речь о самих школах, педагогическом и родительском сообществах, институциях, позволяющих работать со всей семьёй. Рассчитываю, что репертуар «Педагогических сезонов» будет очень разнообразным!

 

— «Педагогические сезоны» – часть большой программы «Проекты, двигающие город». Насколько она важна для Петербурга и своевременна ли?

 

— Эта программа нужна городу. Мы закрываем один этап развития и открываем новый. Если раньше такое открытие этапов происходило раз в 20-25 лет, то сейчас всё уплотнилось, и каждый цикл мы запускаем раз в 10 лет. Сейчас рубежное десятилетие. Те проекты, которые были запущены в начале 2010-х годов, близки к завершению. Мы это видим по строительным проектам: скоростной диаметр, стадион, аэропорт и т. д. Это всё уже случилось. В высшей школе это вхождение двух университетов – ИТМО и Политехнического – в программу конкурентной способности «5-100». Это запуск и строительство нового кампуса ИТМО на юге города, принятие перемещение университета на новую площадку. Эти проекты были костяком, несущей конструкцией для города предыдущего десятилетия. Вопрос, что сейчас станет такой же несущей конструкцией? Запуская очередной цикл, мы нуждаемся в избыточных предложениях – активность должна быть чрезвычайной. Рассчитывать, что такая активность может проистекать только из государственных решений, по крайней мере, наивно. Город умнее нас и общество энергичней нас. Ресурсов у города больше, чем у любого правительства. В этом отношении «Проекты, двигающие город» – это способ заявить новые инициативы. Их должно быть много – с избытком. Они – фундамент стартовых инициатив, из которых вырастут проекты развития Санкт-Петербурга следующего десятилетия.

 

— То есть этим инициативам в будущем можно рассчитывать на административную, инфраструктурную поддержку?

 

— Абсолютно. Проекты должны показать свою жизнеспособность, а не экспериментальность. Возможно, некоторые даже будут завершены за сезон и не потребуют продолжения. Правительство поддерживает не только эту, но и целый блок таких акселерационных программ, рассчитанных на выпуск новых инициатив. Для нас это важно.

 

— Ещё одна составляющая часть программы «Проекты, двигающие город» – «Новая культурная география». Т. е. привычная академическая среда получает возможность познакомиться с креативными индустриями и с инициативами активных граждан…

 

— Несколько десятилетий назад появилось понятие «актуальная культура». Оно чуть маскирует понятие, которые мы называем поп культурой. Потому что поп-культура умудряется зарабатывать деньги на саму себя, а классическая культура требует усилий по её сохранению и поэтому всегда субсидируется государством. Если брать «Новую культурную географию», то это ключевые точки, притягивающие активность упомянутой актуальной культуры. Здесь от властей не требуется субсидий, а скорее нужно снять административные барьеры и «распечатать» ту активность, которая сейчас есть в городе.

 

 

— Владимир Николаевич, а как бы вы описали программу «Проекты, двигающие город» одним словом?

 

 

— Всё самое современное, что сейчас есть в Петербурге. Наш город должен быть современным: мы не должны быть старой столицей – должны быть современными. В этом смысле «Проекты, двигающие город» – это инициативы, которые продвигают нас во времени.